Логотип+ предложить новость
Охотничье хозяйство Кировской области: 3 основные проблемы в работе
предоставлено рекламодателем

Охотничье хозяйство Кировской области: 3 основные проблемы в работе

О трех основных проблемах в ведении охотничьего хозяйства рассказал генеральный директор "Кировохота" Евгений Волков

Одной из самых спорных тем среди охотников является вступление в силу закона №209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов". Генеральный директор ООО "Кировохота" Евгений Волков рассказал о проблемах внедрения этого закона и о причинах противоречий. 
 
- Закончился весенний охотничий сезон в Кировской области. Как он прошел и как живет хозяйство, охотники Кировской области?
 
- ООО «Кировохота» - это всего лишь охотничий пользователь, и судить в целом об охотничьем хозяйстве области, прошедшем сезоне по одному охотничьему пользователю неверно, да и, по сути, неправильно. По моему мнению, сезон прошел нормально, а о хозяйстве области вам могут рассказать в управлении охраны и использования животного мира – там дадут более объективную оценку.
- Расскажите о состоянии дел в охотничьем хозяйстве, имеющихся вопросах,  проблемах – если таковые есть.
 
- Как живем? Плакать пока не плачем, живем нормально – работаем. Стараемся работать так, чтобы постоянно находиться в правовом поле и дружбе с федеральным законодательством – иначе нельзя. Год только прошел с момента окончания всех судов и кошмара 2014 года по хозяйственным соглашениям и зеленым зонам. В 2015 нас никто не кошмарил, если не считать методик и методов учета животных. Еще обстановка накалилась с волчьей напастью и браконьерством. Если с волками все ясно и конкретно – надо истреблять, то с «волками» в человечьем обличье – дело обстоит гораздо хуже, и практически это тормозит все наши усилия.
- Расскажите о проблемах в охотничьем законодательстве, как оно влияет на охотничьего пользователя в области, о браконьерстве и волках. Что думаете делать в этих вопросах?
 
- По этому вопросу круглый стол надо организовать, да все заинтересованные стороны собрать – в том числе отвечающие за охотничье хозяйство области и исполнение законодательства в этом вопросе. В спорах, разговорах, различных позициях истина бы и проявилась. А так я могу как охотничий пользователь высказать лишь свое, сугубо личное мнение, видение в решении этих вопросов. Могу также высказать свое мнение и взгляд на то, что делается в охотничьем хозяйстве области, с чем я согласен, а с чем нет. Но это лишь мое мнение. Я могу в чем-то ошибаться или же думать иначе, чем другие. 
Мои мысли, наверное, будут интересны тем, кто заинтересован в поступательном развитии охотничьего хозяйства и порядке в этом деле.
Начнем с законодательства:
Мой вопрос: "Каков закон № 209 "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"?"
Вы не знаете этот закон. А спросите у людей, кто занимается охотой, кто с ней тесно связан, жизнью, так сказать, по работе, по сути, «по ремеслу». Я не имею в виду большинство рядовых охотников, но им тоже это надо знать и разбираться. Я про тех, кто отвечает за введение этого закона в жизнь, кто проводит или должен проводить на местах все строки закона по сути в работу, кто должен ежедневно руководствоваться этим законом. Как они ответят на мой вопрос?
Я с уверенностью могу сказать, что большинство ответят: "Плохой и т.п.". Я имею отличное от большинства мнение и говорю, что закон неплохой. До этого и такого не было. И могу с уверенностью констатировать, что данный закон большинство людей, занимающихся охотой, не читали, многие читали не весь, частями, многие (их большинство) не анализировали закон, не понимают его сути и не хотят понять. Многие напрочь отрицают и требуют другой, так сказать, «под себя». Вот поэтому отношение к ФЗ №209, который уже действует и шагает по России более 6 лет, можно судить в целом о делах в охотничьем хозяйстве как в районе, так и в области и в стране.
Я сказал – закон шагает, наверное, оговорился, надо сказать – плетется. Почему же плетется? Давайте подумаем. А кто у нас в «ямщиках», что «погонять» некому? Почему такое отношение к ФЗ №209 на местах? Этот вопрос надо разобрать. Сами не едут и другим не дают, провоцируют на топтание на месте. И опять ругают закон. Сидеть сложа руки куда интереснее, да, если учесть, что все к тебе катилось как по маслу годами, десятилетиями. Почему бы не саботировать, если «нас» большинство, а работать по-новому не хотим, может, и хотим, да не умеем, а может, уже и не надо. А если еще 5 лет «помутить» воду, то караси сами на поверхность выплывут и там куда вывезет. Но, в любом случае, и те последние 5 лет, которые «многие» надеются отсидеть или уже сделать вид, что работают за счет других, не спасет тот «колхоз», который сейчас присутствует в охотничьем хозяйстве области. Эта модель «колхоз» устарела и под новое законодательство не подойдет. Хотя в коллективном хозяйстве много чего хорошего и положительного. Может, кому-то неясно будет, что я изложил. Проще на местах - в обществах охотников, общественных организациях, коллективах охотников, у охотничьих пользователей - напрочь отсутствовали и отсутствуют инициатива по работе в условиях нового законодательства. Понимание того, что по-старому больше не будет, многие осознают с трудом, хотя многим ясно, русским языком лично мной говорилось и истолковывалось. Практически все охотничьи пользователи на местах (это председатели охотничьих коллективов) надеялись до последнего и многие надеются еще, что что-то изменится. Сейчас обстановка такая, что большинство на местах ждут изменений и послаблений в части изменения законодательства в связи с постановлением Конституционного суда РФ от 25.07.15 №17-П в части изменения ст. 71 ч. 3 ФЗ № 209. Мне непонятно, почему в области внедрение или же введение в действие ФЗ 209 никем не контролируется или же никем не отслеживается. А ведь в том же ФЗ 209 ст. 10 пункт 2 четко регламентируются отношения власти и физических или юридических лиц. У нас, по-моему, где-то кого-то не хватает. В противном случае нарушаются права одних по отношению к другим, возможно, идет лоббирование чьих-то интересов, в интересах других. Здесь необходимо тоже разбираться. Давайте продолжим тему по знанию и пониманию ФЗ №209. Досконально закон не изучен и сложен для понимания с одного прочтения и даже, наверное, с нескольких раз, даже, возможно, и с 5-10 раз. Мотивировать его прочтение несколько раз – некому. Мотивации для многих не хватает. Лучше, чем понимать закон, от него лучше отказаться или же сказать, что он плохой и т.д. Да к тому же за него еще и нужно платить, если его придерживаться. Вот такое противоречие. А если к этому прибавить, что если кто-то «проспал» или же не успел войти в сроки, то ему еще и придется пойти на аукцион, в противном случае он потеряет площади. Здесь уже эмоции по очернению закона зашкаливают. Нет восприятия действительности, и понимание никакое. Для них все вокруг враги и плохие, закон в том числе. Да, государство активно мотивировало переход на охотхозяйственные соглашения всех охотничьих пользователей, но противостояние такое встретило, что отдельные руководители просто остановили его введение, а остановили из-за того, что сами не знают и не понимают, что и как делать, куда вести охотников.
Наша область тому в пример. Я не критикую, а излагаю свою позицию, так как я по введению в ФЗ №209 прошел много чего. ООО «Кировохота» одним из первых перешло на охотхозяйственные соглашения. Да, у меня как у генерального директора была очень сильная мотивация. Пришлось брать кредит и платить, при этом быть в первых рядах. Кредит в 15,5 миллиона рублей. По нему потом платить проценты.
 
- Евгений Васильевич, расскажите о своей мотивации.
 
- Мотивация очень простая.  Я со школьной скамьи в обнимку с ружьем. Вся жизнь связана с охотой. В конце трудовой деятельности мне доверили руководить этим большим хозяйством. Скажу, оглядываясь на годы занятия охотой, охота мне в жизни очень много дала – двумя словами не скажешь. Охота уберегла меня (это судьба, не иначе) от событий 2002 года и изменила мое решение в выборе профессии.
 
Я поступил в Высшее военно-морское училище и из-за охоты (ограничен был на 5 лет в свободе) его оставил, поступил в институт. Институт окончил, образно сказать, ушел на охоту в сентябре 1971 года и пришел в мае 1976 года после весеннего сезона. С охотой, в прямом и переносном смысле, мне было легко идти в этой жизни.
 
Распределение после института тоже определила охота. Уехал туда, где этой охотой дышать можно полной грудью, то есть в Кирово-Чепецк. 40 лет я являюсь членом Кирово-Чепецкой общественной организации охотников. Об этом может быть отдельный разговор.
Стрессоустойчивость там, где пришлось работать, была очень важным фактором. И вот я приехал в Киров на охоту. И обстановка 2011 – 2012 года сложилась так, что в связи с введением ФЗ №209 на карту было поставлено существование одной из крупнейших охотничьих организаций (частных) и не только в области, но и в России, в Европе и даже мире. Можно ли было это допустить, допустить крах 15 миллионов гектаров угодий, людей, чья работа была связана с охотой и работой в этой организации. К 2012 году я уже три года работал там и сделал немало, чтобы как-то финансово и организационно закрепить все на экономической основе. Здесь уже пригодился опыт работы на комбинате в коммерческой службе в части управления производством. Поверьте, охота – это тоже производственный процесс, только со своими особенностями.
 
Таким образом, мог ли я себе позволить и допустить потерю и развал хозяйства, которое возглавлял. Вот такая была мотивация, если не шагну вперед ФЗ №209 – потеряю все. Было что терять. Согласно ФЗ №209, на одного охотничьего пользователя полагалась всего 80 тысяч гектаров в Кировской области. Терялись 1 миллион 420 тысяч гектаров – это крах. Потеряв все – подняться было бы невозможно. 
- Вот это был закон. И вы его хвалите?
 
- Я его не хвалю, а говорю, что до этого вообще закона не было. А то, что нам предложили к работе и введению, имело недостатки, но они устранимы и возможна частичная корректировка и доработка. Закон рабочий. Шлифовка во всех делах нужна и допустима.
Так вот, возможность потерять все, я просто для себя не допустил. На деле ни с кем ответственности я не хотел делить, не собирая ни с кого денег, я решил взять кредит. Так я для себя определил ответственность. С ней я справился, только я знаю, чего это стоило в 2012 году. Работали и по ночам, и по выходным. За 4 месяца смогли подготовить и исполнить предъявленные требования к охотхозяйственным соглашениям и подготовить их к заключению. Мы были в области первопроходцами, другим было уже легче. Да, мы успели заключить в этом периоде соглашения, а период был льготным.
 
- А что сейчас?
- Все, кто ждал, – дождались. Не без помощи, конечно. Смотрите статью 10, господа, находящиеся на вершине руководства охотничьим хозяйством. Сегодняшний день таков – все ждут изменений в законе, послаблений. Новый руководитель департамента охоты в своем обращении дал понять – закон менять не будут. И это пока верный шаг. Его надо ускорять, сделать так, чтобы он хотя бы на 50 процентов заработал. А вот что делать в области – соберите круглый стол, и давайте пройдемся по закону, узнаем, хотя бы на деле, кто что хочет, как понимает этот закон, куда пойдет и к чему может прийти. 
 
Сейчас в области предвыборное время. Что охотникам от этого ждать, если председатели закон не знают и не читали. Спросите их, что в законе хорошего или плохого. Все ответят: плохо – деньги платить надо. Нас могут скупить и от охоты (кормушки) отсадить. Вот суть этой работы. Практически прошли конференции везде, все гладко. У всех задача – надо заключать соглашения. А где 6 лет были – кто-то спросил? Почему так растянули, кто мешал? И думаете, это все? Не буду говорить, чего не знаю.
 
Скажу о Кирово-Чепецке. Один из самых больших охотничьих коллективов по численности. Конференции должно предшествовать собрание, где должны быть выбраны делегаты, определены претенденты на пост председателя, членов правления, озвучены обсуждаемые и решаемые проблемы. В общем, как в «колхозе». И этого не сделали. Все организовали втихую. На конференцию только по приглашению. Я дважды пытался у Виктора Бушменева узнать срок, когда будет проводиться конференция. И только по секрету получил ответ за 12 часов до начала, в субботу. И то, что решила конференция, – удивительное постоянство и единство мыслей, без альтернативы с вытекающими решениями и предложениями - необходимо срочно собирать деньги со всех и платить, иначе всё, всему конец – нас скупят и тому подобное. На сайте этой организации почитайте. Господа (так хочется к ним обратиться), что делали вы, когда вас предупреждали о возможном исходе событий, всем было непонятно. Ну а если сейчас только дошли эти мысли до вас, то хоть организуйтесь как следует. Дайте нормальную информацию членам общества, не стращайте всех прахом, совсем не так дело обстоит. Вы не в курсе, вы закон совсем не читали и не пытаетесь понять. Люди – охотники – могут все выслушать, понять, сделать правильные выводы для себя, и, если необходимо, собрать гораздо больше средств и их пожертвовать. Вопрос: на что и кому?
 
Я могу от лица охотников через ваш портал обратиться к руководству Кирово-Чепецкой общественной организации охотников, к управлению охраны и использования животного мира, к тем руководителям, от которых зависит работа в части заключения охотхозяйственных соглашений и введению в работу ФЗ №209:
"Уважаемые руководители!
-Свешников А. В. и члены правления
- руководитель областной общественной организации охотников
-замминистра Бушменев В. А.
 
К вам просьба организовать собрание охотников Кирово-Чепецкого района и объяснить им существующее положение дел в части заключения охотничьих соглашений и ответить им на вопросы, касающиеся охотничьей хозяйственной деятельности в районе.
На сегодняшний день в охотничьих коллективах районных организациях все сводится к сбору средств на заключение охотничьих хозяйственных соглашений. Так, как ставится вопрос в Кирово-Чепецке, так делать, на мой взгляд, нельзя! Это полная дезинформация охотников и просто людей. Куда смотрят их руководители, почему не могут объяснить людям по существу все? Как на самом деле обстоят дела, что необходимо делать? Вопросы правлению и председателю Кирово-Чепецка Свешникову А. В.: «Деньги может тратить только тот, кто их зарабатывает. Вы можете объяснить людям, почему, за что и какие суммы? В соответствии с чьими решениями такое принимается? А необходимы ли эти суммы? Можете ли вы обойтись другими средствами? Можете ли вы взять на себя ответственность и взять кредит, не перекладывая эти суммы на членов охотничьих коллективов? Знаете ли вы, на что хотите потратить собираемые деньги? Видели ли вы в глаза и представляете ли вы охотничье хозяйственное соглашение? Честно признайтесь – кто из вас прочитал и изучил ФЗ №209? Вы с полной ответственностью осознаете и работаете на благо охотничьего хозяйства Кирово-Чепецкого района?" 
Этим я бы ограничился в вопросе ФЗ №209, хотя много чего можно сказать.
 
- Евгений Васильевич, а что с волками и браконьерством?
 
- Отвечу коротко – почти все живы и здоровы, за немногими исключениями. Ну а серьезно, то волчье сообщество в этом сезоне охотники области уже изрядно потрепали. Их численность сокращена порядка на 200 волков, и этого недостаточно. Все коллективы, кто занимался и был привлечен к этой работе, заслуживают благодарности. Волк – это враг, серьезный враг охотничьему хозяйству. Но это враг не №1, хотя всегда считалось так. Сейчас он уступил первенство, не выдержал конкуренции. Волк – враг №2. А вот браконьер стал врагом №1.
 
- Почему так?
 
- А что вы хотели? Хитростям и изощрениям этого «зверя» могут позавидовать многие. И аппетит у него отличный – ест все и в неограниченном количестве. Что не может унести, то увозит. Конкуренции с ним мало кто может вынести. И главное – подходов к нему практически нет – окружил себя во всем и везде «братками». Везде у него поддержка, не простой «зверь». Но и он не вечен, а подход и к нему будет найден, это время не за горами. А главное в этом деле – единство и поддержка. Вопрос, конечно, кто и кого поддержит – от этого тоже много чего зависит. Если интересно, то могу рассказать об одном совещании (собрании) проходившем в нашей области. Проходило оно на заре принятия ФЗ №209, уже очень много было шума тогда и все про закон, про деньги, кто и сколько будет платить, что все-то плохо везде и что могут нам помочь в этом деле на самом высоком уровне, выше которого только звезды. Были представители из Москвы, из управления делами президента. На совещание пригласили всех крупных охотничьих пользователей и всех, кто в охотничьем хозяйстве области все решает и решать будет. Собрание проходило в одном из хозяйств, недалеко от областного центра. Конкретно - в угодьях Леонида Ефаркина. За прием ему отдельное спасибо – обстановка располагала к деловым решениям и вопрос был поставлен сразу. За то короткое время (отпускалось на встречу 3-4 часа) собрание должно было сформулировать или аргументировать 3 вопроса (не более) президенту страны в области охоты, которое бы президент мог решить или помог своими действиями решить его на местах. Три вопроса и не более. За 1 час работы столько было высказано пожеланий и вопросов, что не знали, какие вопросы и в какой последовательности ставить. Определились большинством. На 1 месте был вопрос о введении ФЗ №209 и его введении в действие и сроках, на 2 месте – большинство поставило вопрос о борьбе с волками, на 3 месте была борьба с браконьерством. Эти три «приоритета» тормозили и наносили значительные «неудобства» охотничьим хозяйствам. Во второй час работы разобрали эти три вопроса и разложили по полочкам все возможные варианты, пути их осуществления. После незначительного перерыва в работе, пришло ЦУ с верху:
- оставить из 3 вопросов 2 основных, а один убрать, ввиду обсуждений и решений, что его можно будет исполнить и без президента. Что думаете убрали, а что оставили?
Убрали ФЗ №209, да! Он введен в действие и хотим или не хотим, его надо выполнять, по нему надо работать. Не просить же президента отменить закон, когда он только начал действовать и никто не работал по нему, хотя кричат, что он плохой. Пришли к выводу мы сами такому. А закон и ныне там, хотя на дворе середина года 2016. Кто виноват? Сами! 
Осталось 2 вопроса, через 15 минут пришло указание – выбрать основной один вопрос, поставить приоритеты, пути решения наметить, высказать пожелания и т.п. - в общем, не распыляться по мелочам – один вопрос, который будет однозначно президентом решен. В течение часа мы обсуждали. И думаете, что выбрали?
Волки – этот вопрос мы убрали и все, что с ними связано было. А уже тогда был определен, и совершенно верно, враг №1 – браконьер.
Для этого был сформулирован вопрос о трех госинспекторах на административный район и их работе. Вопрос этот касался и качества работы госинспекторов, их полномочий и высказывалось пожелание об их подчинении специальному подразделению, которое подчинялось бы одному из первых лиц страны. Мы уже тогда чувствовали остроту вопроса. Владимир Путин принял этот вопрос. Мы узнавали – эта работа консолидировалась с аналогичной работой в других областях. Этот вопрос консолидирован по России. Разве это не поддержка охотничьему хозяйству страны в целом? Непонятно, почему до сих пор это решение остается на бумаге. 
Этот вопрос повторялся и в майских указах президента, за их выполнение обязан спрос. 
Охотники, живущие в России, и мы в Кировской области  понимаем, что Украина, Крым, Донецк, Сирия, санкции и ИГИЛ - кругом расходы. Без расходов нельзя, но и здесь мы теряем немало. Браконьерство зашкаливает, спроса нет, дела за недоказанностью идут в урну. Охотничьи пользователи несут потери. Но и тут говорят – теряет государство, а не охотничий пользователь. Так кому охотничье хозяйство нужно и нужнее? 
 
P.S. Владимир Путин на совещании 16.05.2016 года потребовал закончить выполнение майских указов, которые ни от каких обстоятельств, внешних и внутренних, не должны зависеть. И это правильно!  Оптимизм вдохнул в души охотников!
 
Подписывайся на наши соц. сети