Логотип+ предложить новость

Главное в городе

Последние новости

Ребенок войны: «Нас, прикованных к постели детей, фашисты готовили к душегубке»
Оксаны Бахрин

Ребенок войны: «Нас, прикованных к постели детей, фашисты готовили к душегубке»

Виталий Коптелов в возрасте семи лет встретил войну в оккупированном немцами санатории

Виталию Васильевичу Коптелову на этой неделе исполнилось 80 лет — жизнь этого мужчины могла бы стать сценарием художественного фильма. Страшная болезнь, приковавшая его к постели, немцы, сжигавшие больных детей, голод и непреодолимое желание ходить — все это пережил пенсионер в детстве. 

Болезнь В детстве Виталий заболел корью, болезнь дала осложнение — ребенок жаловался на боли в ногах. Диагноз: туберкулез позвоночника. Трехлетнему ребенку предстояло долгое лечение в гипсовой кроватке. В 1940 году мама Виталия добилась направления в костнотуберкулезный санаторий в Евпатории. Летом 1941-го всех детей в гипсовых колясках эвакуировали в санаторий города Теберда, в августе 42-го в этот город пришли фашисты.

- Я увидел  солдат, пушки и танки, закричал: «Ребята, у гор война!», - вспоминает Виталий Васильевич.

Оккупация. Бои шли несколько дней, в итоге немцы захватили город, в том числе и детский санаторий, который они хотели использовать как госпиталь для раненых солдат. Всех детей фашисты должны были сжечь в душегубках.

- В декабре 1942 года к санаторию подъехала машина с немецкими солдатами. Они стали выносить из корпуса больных детей. Они уложили их штабелями в несколько ярусов. Нам солдаты сказали, что увозят детей в другой санаторий, где им будет хорошо. Мы просились, чтобы и нас погрузили, но нам сказали, что до нас дело еще не дошло. Позже я узнал, что все мои товарищи были убиты в газовой печке, а их тела выброшены в открытое море.

Мама и Виталик после войны.

Казнь. Затем началась расправа над сотрудниками санатория — евреями. Был повешен завхоз, а в один из вечеров к детям пришла попрощаться нянечка, она сказала, что ее завтра казнят. 28 сотрудников санатория с семьями выстроили около глубокой канавы и приказали раздеться. По очереди, на глазах у тех, кто еще был жив, им стреляли в затылок и бросали в ров.

- Затем нас в телегах перевезли в холодные деревянные бараки. Там без лечения и еды мы были обречены на голодную смерть. Из 2500 детей почти половина умерла от голода или были сожжены. Мне чудом удалось выжить.

Освобождение. В один из дней началась стрельба. На утро в палате прикованных к постели детей появился советский офицер, он поздравил ребятню с освобождением и дал поесть гнилых картофелин (ничего другого немцы не оставили). Малыши от радости даже не плакали, не был сил на слезы.
В это время в Кирове мама Виталика получила телеграмму, в которой значилось, что санаторий освобожден и можно забрать ребенка домой. Женщина работала в военном госпитале, медсестру никто бы не отпустил за сыном. В санатории находился еще один 10-летний кировский мальчик, за ним отправилась его мама Елизавета Лагутина, она должна была забрать и Виталика. Женщина не успела увидеть сына живым, за несколько дней до ее приезда мальчишка скончался от голода.

- Лагутина решила взять еще 18 кировских детей, которые могли самостоятельно передвигаться. Неся на руках мои кости (я был доведен до дистрофии), с группой больных детей она двинулась в дорогу. Под бомбежками (особенно сильными под Саратовом), голодная и переживающая горе от утраты сына, она добралась до Кирова и привезла ребятишек.

Жизнь после ада. После оккупации у семилетнего мальчика к туберкулезу позвоночника прибавилась еще опухоль левого бедра. Прошло два года, но он по-прежнему не мог ни ходить, ни сидеть. Целыми днями мальчишка лежал под березами, мама в это время работала. Однажды к ним во двор пришла учительница. Она нашла Виталика под березами, мальчик попросил ее записать его в школу. Мама была против, но прикованный к постели ребенок настоял на своем.

- Однажды я увидел, как во дворе девочка катит коляску, мне тоже хотелось ее покатить. Я попросил девочку подойти к березам, мне удалось схватится за коляску и подняться. Затем я сделал несколько шагов вдоль двора, а потом упал, потеряв сознание. Соседские детишки подняли меня и понесли назад к березам.

Сбылась мечта. Девочка с коляской приходила снова и снова, благодаря этому мальчик научился ходить. Затем девятилетний Виталик пошел в первый класс, в школе к необычному мальчику относились с уважением. Он наравне со всеми занимался лыжным спортом, рано начал работать, на первую свою зарплату он купил велосипед с красными шинами. Затем он поступил в Педагогический институт города Кирова, после чего стал учителем математики.

Свое военное детство Виталий Васильевич всегда вспоминает со слезами, он считает, что ему помогла выжить вера в Бога и любовь к маме. У него большая семья — заботливая жена, два сына, четыре красавицы-внучки. Но с 2002 года ему приходится обивать пороги чиновников и доказывать то, что он ребенком жил на территории оккупированной немцами и чудом остался жив. Власти этого не признают, а значит, и доплаты к пенсии нет.

Подписывайся на наши соц. сети
Читайте также